Бойтесь идеологии, горе приносящей

 2249
Алма ТУРГАНОВА, фото из открытых источников

Откуда берет начало салафизм, каковы его цели и чем опасно это религиозное течение. Теолог, докторант Египетского университета исламской культуры «Нур Мубарак», директор института по переподготовке специалистов по профилактике экстремизма Аскар Сабдин подробно ответил на эти и другие вопросы.

Состоятельный житель столицы Канат Есов последние 14 лет работал нотариусом, вырастил детей, воспитывал внуков. А сегодня он отбывает наказание за террористическую деятельность в ИГИЛ, запрещенной в Казахстане организации.

Почему образованный, морально устойчивый, материально благополучный, имеющий немалый жизненный опыт человек бросает все и едет в Сирию? По мнению Аскара Сабдина, дело в идеологии. Все возвращенные из Сирии казахстанцы стали жертвами салафитской идеологии из-за трех книг – «Три основы», «Четыре правила» и «Китаби таухид». Прочитав их, люди сами не замечают, как становятся радикалами. Так случилось и с Канатом. С возрастом он начал изучать ислам, самостоятельно научился читать намаз, позже стал слушать лекции Рината Зайдуллина. Канат рассказывал, что постоянно видел ролики о том, как убивают мусульман в Сирии, и большинством прибывших в Сирию людей двигало желание помочь братьям по вере. Шли также призывы: «Братья, приезжайте сюда с семьями, здесь безопасно, мы построим халифат и будем жить по шариату!» Вскоре он оказался в Сирии.

– Приехав туда, я увидел совсем другую картину, не было и речи о встрече с учеными-богословами, об изучении ислама, там шла война. Однажды своими глазами видел в видео­ролике, как лежащего раненого молодого парня боевики назвали «кафиром» и начали перочинным ножом отрезать ему голову. Тем, кто смотрел этот ролик, было весело. И я понял, что это не халифат, а сборище бандитов, и решил бежать. Только здесь после бесед с теологами я понял, что в изучении религии я по большому счету был на нулевом уровне, считай, даже букв не знал, а ведь поехал защищать! Но, побывав там, я все увидел своими глазами, может, на то была воля Всевышнего, а братьям по вере желаю понять истинный ислам, – поделился Канат.

К счастью, ему повезло вернуться на Родину, сегодня он отбывает срок в акмолинской колонии.

– Данный случай рушит сложившиеся стереотипы, что в Сирию едут неустроенные люди, малограмотная молодежь. Более того, среди возвращенных из Сирии казахстанцев по проекту «Жусан» есть журналисты, учителя, которые, помимо всего, жили в достатке. К примеру, в 2016 году на совершение теракта в Актобе один из салафитов приехал на новом внедорожнике, его отец владел тремя ресторанами в городе. Вспомните, Усама бен Ладен был миллиардером, также среди его соратников были аристократы. Дело в том, что, познакомившись с идеологией салафизма, человек запускает в себе процесс саморадикализации, – продолжил теолог.

Как отмечает Аскар Сабдин, очень высока вероятность, что человек станет последователем. В мире сегодня определены два пути борьбы с экстремистской идеологией, первый – американский, который позволяет оставаться салафитом без намерений совершать экстремистские действия. Второй путь – это работа с подсознанием салафита, узнать его установки, воздействовать психологически.

– В Конгрессе США определили три категории салафитов – умеренные, пограничные и радикалы. В концепции нарисовали круг, поделив его на три части и назвав кругом доверия. План, по которому умеренные внутри круга смогут воздействовать на радикалов и пограничных и перетянут их на свою сторону, не удался. Умеренные стали жертвами идеологии, и круг полностью радикализировался, – рассказал ученый.

Наш гость занимается реабилитационной работой с 2011 года и по ее итогам определил общие характеристики и корень радикализации среди казахстанцев. По его словам, в исламе существует около семидесяти течений, и точно известно, что 99% радикалов являются последователями салафизма.

– Слово «салаф» переводится как «идущие впереди», «предшественники» или «предки». В качестве течения оно появилось в Египте в VII-VIII веках, его основателями стали теоретики-модернисты, учение которых заключалось в следовании по пути предков. О радикализме и речи не было. В ХIХ веке последователи другого течения – вахабизма (радикалы) – провели, говоря современным языком, ребрендинг и поменяли название своего течения на салафизм, – говорит Аскар Сабдин.

Основная опасность салафизма заключается в том, что последователю предлагается полностью отключить мозг и жить только по хадисам, принятым в начале зарождения ислама. В результате современные салафиты, отказывающиеся от разума, до сих пор живут учениями, где говорится, что земля ровная и т.д.

– Сегодня теологи работают с салафитами в тюрьмах, возвращая их в традиционный ислам, – сообщил Аскар Сабдин.