Религиовед: Никто не собирается запрещать хиджаб

 302

АСТАНА. КАЗИНФОРМ - Профильное министерство разработало проект поправок в закон о религиозных объединениях и религиозной деятельности.  Некоторые изменения, предлагаемые данным документом, вызвали бурные обсуждения в обществе. Что предлагается изменить в религиозной сфере и не противоречат ли эти нормы нашим традиционным религиозным устоям, об этом в интервью корреспонденту МИА «Казинформ рассказал профессор кафедры религиоведения ЕНУ им. Гумилева Асылбек Избаиров.

- Чем вызвана необходимость разработки данного законопроекта и не вызовет ли он, на Ваш взгляд, возмущения в обществе?

-  Изменения, в первую очередь, связаны с требованием времени.  В настоящее время у нас в стране актуальным является религиозный фактор, но следует отметить, что религиозная ситуация сложна во всем мире,  не только у нас в стране.

Не надо приватно понимать содержание законопроекта, наши  сограждане должны быть толерантными и отзывчивыми друг к другу. Не нужно попытки государства навести порядок в религиозной сфере ошибочно понимать, как легализованную охоту на ведьм. В нашей стране действует свобода совести, и чувства верующих защищены  государством в виде соответствующих нормативных актов.

Сегодня по миру идет активизация насильственного экстремизма, я думаю, смысл изменений - это попытка отгородиться от этого негативного явления.

Если не ошибаюсь, в рамках данного законопроекта вносятся свыше 53 изменений и дополнений в порядка 12 законодательных актов, что является комплексной и систематизированной работой. Недавно сам Президент подчеркнул: «Мы должны решать проблемы в религиозной сфере посредством взвешенной и системной работы, а не превращать эту деятельность в охоту на ведьм». По моему мнению, посредством такой системной, структурной работы мы способны бороться с проблемами экстремизма. -

А что конкретно предлагается в этом законопроекте  разрешить или запретить?

- Одним из главных в обществе является вопрос ношения религиозной одежды. В данном вопросе главное - различие между хиджабом и никабом. Можно распознать лицо женщины в хиджабе. В нем можно и фотографироваться, в целом никто не собирается запрещать ношение хиджаба.

Запрет невозможен, в силу того, что у нас светская, демократичная страна. А запрет на ношение в общественных местах никаба, паранджи и другой религиозной одежды в целях распознавания лица сам себя оправдывает.  

Итак, есть несколько основных параметров, которые должны быть отрегулированы Министерством по делам религий и гражданского общества РК  совместно с ДУМК, а именно: женский платок с открытым лицом и длина бороды согласно ханафитского мазхаба, которая не длинней кулака.

- Можно более конкретно остановиться на данном вопросе

- Нужно более подробно рассказать о хиджабе. Потому что журналисты путают хиджаб с паранджей и своими заголовками в материалах вводят в заблуждение миллионы своих читателей.

Женский платок с закрытым лицом - это никаб, он же паранджа. Паранджа действительно является чуждой нам, и ее запрет не вызовет особого недовольства у мусульман Казахстана, который выбрал свой, ханафитский путь развития в исламе.

Женский платок с открытым  лицом - это традиционная мусульманская одежда «хиджаб» с открытым лицом, который мы привыкли видеть на  мусульманках.

Нашим согражданам просто нужно запомнить простую истину: хиджаб - это не никоим образом не паранджа!

- А что Вы можете сказать о бороде, которую носят представители тех или иных религиозных течений?

- По поводу бороды, ее, скорее, попросят подстричь, а не сбрить, чтобы привести все это в соответствие с требованиями ханафитского мазхаба. Согласитесь, вместо огромной и неопрятной бороды будет аккуратная борода. Разве это не является мудрым решением?

Тем более на дозволенность укорачивания бороды указывают действия сподвижников пророка Мухаммада - Ибн Умара и Абу Хурайры, а также слова многих улемов прошлого Хасан аль-Басри, Ибн Абд аль-Барр, Ибн Абидин. Поэтому я уверен, что мусульмане Казахстана воспримут эти решения положительно.

Согласитесь, вместо анонсируемого нашими некоторыми СМИ,  якобы полного запрета религиозной жизни, мы получаем как раз полный комплект толерантного оптимума: борода, брюки и хиджабы - остаются на своих местах, то есть никто их не запрещает! Наш Елбасы еще раз доказал, что в Казахстане нет места исламофобии, а есть здоровое желание навести порядок в разношерстном сообществе наших верующих.

К примеру, даже сами маленькие дети, играющие на детских площадках, пугаются людей, окутанных в черное одеяние. Вообще никаб является видом арабской одежды и противоречит нашим национальным и традиционным идентификационным отличиям. Казашки никогда не покрывались в черное.

В этой связи в целях безопасности запрет на данный вид одежды является целесообразным, так как, к примеру, среди террористических организаций на территории Сирии и других стран существует практика сокрытия под паранджой совершенно иных лиц. Кто знает, возможно, под этой одеждой скрывается даже мужчина?! Возможно и потенциальный террорист, недавно прибывший из Сирии.

Например, в городе Банну (Bannu) на северо-западе Пакистана, как сообщает Associated Press, минимум 15 человек были убиты и еще 22 ранены: одетый в паранджу террорист-смертник взорвал бомбу.

- Вы хотите сказать, что эти изменения никак не противоречат нашим религиозным устоям?

- Не нужно придавать этому религиозный оттенок, так как это является закономерным инструментом правовых взаимоотношений, направленных на решение существующих проблем. Следует строго следить за тем, чтобы религия не превратилась в политический фактор.

Однако нужно также обратить внимание на то, что в нашей стране после принятия законы начинают хромать на этапах реализации и исполнения. В этот период механизм может дать и обратный эффект по причине безграмотных руководителей, чьими ошибками всегда готовы воспользоваться заинтересованные группы лиц. Поэтому следует подходить осторожно и тщательно к выполнению данной работы. Информационно-разъяснительная работа должна вестись на основе доведения до населения положений законопроекта и недавно принятой концепции в сфере религии.

Еще много вопросов, требующих разрешения в обществе. Я верю, что мы, не усугубляя проблемы, придем к общественному консенсусу.

Источник: