Руслан Иржанов: Битву с терроризмом может выиграть обычный школьный учитель

Торгын Нурсеитова

Может ли человек в одночасье стать террористом-радикалом – читайте в интервью директора образовательно-культурного центра «Білім» (г. Алматы), эксперта-политолога, сценариста и режиссера, автора цикла документальных фильмов «Незримый фронт: антитеррор» Руслана Иржанова специально для Zakon.kz.

- Руслан Самарханович, зная вас как хорошего эксперта в вопросах информационных методов профилактики терроризма и религиозно-мотивированного экстремизма, хотелось бы поговорить с вами на эту тему, ведь сегодня человек, попав в какие-то деструктивные течения, в одночасье может стать террористом-радикалом.

- Начну, пожалуй, с печальной статистики: за последние 5-6 лет в Казахстане были совершены 14 терактов, погибли 90 человек, в том числе сотрудники правоохранительных органов. Только за 2 месяца в 2016 году в результате терактов в Актобе и Алматы погибли 27 человек. Среди них 18 террористов, 4 сотрудника правоохранительных органов и 5 мирных граждан.

Вот вы говорите, человек в одночасье может стать террористом. Нет, он в одночасье террористом не становится, его сознание постепенно трансформируется под влиянием определенной информации деструктивного характера. Говоря словами турецкого философа Харуна Яхья (Аднан Октар), «терроризм не что иное, как сатанинский ритуал кровопролития». О том, что информация в умелых руках есть эффективное оружие, я уже говорил в интервью вашему сайту, помните?

В этой связи хочется сослаться и на мнение писателя Джефа Малгана, автора книги «Саранча и пчела», который указывает три источника власти: насилие, деньги и доверие. «Из трех источников власти наиболее важным для суверенитета является власть над мыслями, порождающая доверие. Насилие может быть использовано только негативно; деньги могут быть использованы только в двух измерениях: выдача и изъятие. Но знание и мышление могут трансформировать вещи, двигать горы и превращать эфемерную власть по видимости в перманентную», пишет он.

Безусловно, важная роль в гуманистической трансформации сознания людей и в побуждении их к приобретению знаний принадлежит традиционным религиям. Не случайно в традиционных религиозных источниках говорится, что стремление к знаниям – это наилучший вид богослужения. И еще хочется вспомнить известное выражение М. Ганди: «У Бога нет религии». Религии придуманы людьми, отсюда такое разнообразие концепций Бога и множество религиозных течений.

Наш Президент, подчеркивая потенциал традиционных религий в обогащении духовной жизни общества, сравнил Казахстан с парящим в небе беркутом, одним крылом которого является ислам ханафитского толка, а вторым – православное христианство. Если говорить о мусульманской религии, то важно понимать, что ислам – это интегральная форма монотеизма и как доктрина он вобрал в себя все лучшее и передовое из разных духовных традиций. При этом необходимо помнить, что ислам – это религия, а не политическая идеология и нужно различать эти понятия.

- Казахстан – светское государство. Каковы основные принципы политики светского государства в области религии и свободы совести?

- Как вы знаете, глава государства подписал указ о Концепции государственной политики в религиозной сфере Казахстана на 2017-2020 годы. И в ней в качестве стратегических задач определены совершенствование государственно-конфессиональных и межконфессиональных отношений, развитие светских устоев государства и недопущение использования религии в деструктивных целях.

Основными принципами политики светского государства в области религии и свободы совести являются: первое - принцип нейтралитета: в Казахстане государство отделено от религии, религия отделена от государства. Следует подчеркнуть, что наше государство не вмешивается во внутренние дела религиозных объединений. Государство держит нейтралитет. Второе - принцип толерантности: государство относится ко всем религиям с уважением. Третье - принцип паритета: все религии и религиозные объединения у нас равны перед законом.

Считаю, эти принципы светскости должны быть положены в основу методологии и в сфере профилактики религиозно-мотивированного экстремизма. Но при этом нужно учитывать, что государство у нас светское, но общество – не атеистическое, оно многоукладное. Поэтому нам нужно дифференцированно подходить к профилактической работе с различными слоями населения.

В связи с этим хотел бы выделить три основных направления профилактики - общую, специальную (адресную) и пенитенциарную. Неслучайно еще в Ветхом Завете было отмечено, что для покорения какого-либо народа вовсе необязательно применять оружие, для этого достаточно получить доступ к воспитанию детей этого народа.

- Тема профилактики терроризма и экстремизма и влияние деструктивных радикальных течений бесконечна и многообразна как сама жизнь. Но вот что интересно. Порой мы можем наблюдать, как миссионеры и проповедники нетрадиционных религиозных течений собирают миллионы слушателей в интернет-ресурсах или целые стадионы последователей во время своих проповедей, готовых внимать каждому их слову. А есть ли среди наших пропагандистов и членов информационно-разъяснительных групп такие люди, которые бы обладали высокой квалификацией и навыками и могли бы давать адекватные ответы идеологическим оппонентам?

- Конечно, есть, и они тоже могут собирать многочисленную аудиторию и «глаголом жечь сердца людей», заниматься контрпропагандой, они имеют такую возможность, почему бы нет.

- Ну, кто, например?

- Например, учителя, охватывающие своим влиянием тысячи и тысячи учеников. Один из российских экспертов, допустим, считает, что современную битву с терроризмом может выиграть обычный школьный учитель. К этой же категории просветителей можно отнести также распространителей ценностей традиционных религий – служителей православных храмов и мечетей. Только в Алматы сегодня действует полсотни мечетей. Нетрудно подсчитать, что еженедельно до 50 тысяч прихожан посещают у нас мечети в жума-намаз. А если подсчитать количество активных практикующих прихожан в масштабах республики? Среди них есть и представители маргинальных групп населения. Как видим, возможность собирать многочисленную аудиторию учителя и служители культа имеют.

Также не стоит забывать о потенциале лекторов информационно-разъяснительных групп (ИРГ), сформированных во всех регионах страны для встреч с населением. В Алматы они тоже есть.

- А все ли они обладают должной квалификацией?

- Вот-вот, этим вопросом мы тоже задаемся порой. На наш взгляд, необходимо ужесточить подбор участников ИРГ как на республиканском, так и на местном уровне. Назрела острая необходимость разработки единого стандарта квалификационных требований, предъявляемых к лектору-пропагандисту, то есть выработки его профессиограммы. Необходимо определить, какими профессиональными качествами, знаниями и навыками должен обладать пропагандист – член ИРГ. К слову, многие кадровые подразделения в различных отраслях экономики и социальной жизни имеют подобные утвержденные стандартные квалификационные требования.

Например, врач, призванный лечить телесные недуги человека, проходит подготовку и аттестацию на основании подобной профессиограммы. Но лектор-пропагандист, член информационно-разъяснительной группы, призванный излечивать душевные и мировоззренческие недуги населения, скажем так, почему-то иногда включается в состав ИРГ формально, без учета профессиональных критериев и наличия соответствующих навыков и знаний. То есть он к такой чувствительной сфере идеологической деятельности допускается без серьезной аттестации на профессиональную пригодность только потому, что стандартная профессиограмма у нас попросту отсутствует.

Пора осознать, что профилактика религиозно-мотивированного экстремизма это не любительские эксперименты, а серьезная профессиональная деятельность. Согласитесь, доверять работу с населением слабо подготовленным пропагандистам-дилетантам равносильно тому, как если бы в футбольном матче против команды профессионалов выставили любительскую команду новичков-любителей. Исход матча будет предрешен...

Источник: